20.04.2024, 01:15

Фермер из поселка Чилгир Яшкульского района Эрдни Манджиев на протяжении нескольких лет занимается возрождением исконного ремесла наших предков - изготовлением калмыцких юрт.

Не страшен ни мороз, ни холод

«Я с детства любил работать с деревом, вырезать, пилить, стругать. Нравилось наблюдать за процессами, как дерево меняет форму, когда поддается обработке, и т.д. Помню, моим первым изделием была табуретка, - рассказывает мастер. - Делал деревянные домики для детских садов и другие изделия, а со временем стал интересоваться изготовлением кибиток, изучал много информации по книгам и в интернете».

Эрдни освоил технологии изготовления монгольской и калмыцкой юрт. По его словам, главное их отличие заключается в механизме сборки. «Крыша в калмыцкой кибитке высокая, а у монгольской – пологая, потому используются стойки. Калмыцкая юрта держится за счет верхнего круга, стенок и веревок. Также у нас двери открываются во внутрь, а у наших сородичей - наоборот», - поясняет Эрдни.

По его словам, калмыцкая кибитка состоит из двух главных частей: деревянного остова и кошемного покрова к нему. Деревянный остов складывается из решеток (терм), двери (үүдн), жердей (уньн) и верхнего круга (харач). В такой кибитке было тепло зимой и прохладно летом.

Изготовление юрты имеет свои отличительные особенности, поэтому его доверяют только истинным мастерам. Стараясь соблюдать все тонкости, Эрдни Манджиев изготавливает юрты калмыцкого типа в лучших традициях народного ремесленничества и с использованием современных материалов: саморезов, фанеры, металлических тросов и др.

Из дерева он применяет ель и сосну. Терм покрываются качественным лаком для сохранности, детали вместо плетеной веревки закрепляются металлическими тросами. Кроме того, в качестве покрова применяются непромокаемые материалы. Утеплитель шьется из синтепона, а наружные накидки - из разных типов в зависимости от целей и сроков применения кибитки. В целом, конструкция получается надежная и простая в монтаже.

«Для событийных мероприятий чехол шьется из плотной ткани – оксфорда. Она подвержена ультрафиолету, поэтому для стационарной кибитки применяется очень прочная тентовая ткань. Такие кибитки могут простоять несколько лет, им не страшны ни мороз, ни холод», - говорит собеседник.

По его словам, традиционный войлок сегодня труднодоступен и является недешевым материалом. К тому же, через два-три года он приходит в негодность из-за насекомых. В старину же войлок снаружи обмазывался жиром, и кибитка становилась водонепроницаемой. Кстати, в планах мастера – воссоздать традиционную юрту.

«Говорят, что тростники, которые использовали наши мастера раньше, растут в Городовиковске. Так как мастеров в Калмыкии единицы, у меня есть большое желание поехать к ремесленникам в Монголию, поработать на месте, перенять опыт», - отмечает Эрдни.

«Степняк» приглашает

На изготовление одной юрты уходит около трех недель. Сегодня заказы поступают от знакомых и организаций один за другим. Кто-то устанавливает кибитки на территории туристических объектов, заведений общественного питания, другие - для продажи сувениров, проведения

праздничных мероприятий и т. д. Некоторые клиенты стали обращаться с просьбой ремонта имеющегося строения. Юрты, изготовленные мастером, стоят в Малых Дербетах, Цаган Амане, Тугтуне, Элисте и в Астрахани.

Спрос, как говорится, рождает предложение. Эрдни приобрел необходимое оборудование, в частности, профессиональную швейную машинку для плотных тканей при пошиве чехлов на юрты, а помогает в трудоемком процессе супруга Любовь.

Он считает, что древнее ремесло наших предков важно возрождать и передавать молодому поколению, как дань глубокого уважения к народной культуре. Тем более юрта до сих пор не потеряла своего функционального значения и может стать самым удобным летним жилищем. Главное, соблюдать правила ухода и вентиляции помещения.

«Калмыцкую юрту заказывал житель Новочеркасска. У него супруга - калмычка, и в своем дворе они решили установить кибитку в качестве гостевого домика или летней кухни. Хочется, чтобы и жители нашей республики последовали этому примеру. Чтобы, как и много веков назад, юрты по- прежнему оживляли пейзаж степных просторов и плавно вписались в архитектуру населенных пунктов», - делится собеседник.

С 2019 года Эрдни активно популяризирует развитие сельского туризма. Он построил вблизи поселка экостоянку «Степняк». Возвел три кибитки, в том числе юрту-баню. В этом году планирует построить еще одну юрту, получится настоящий хотон, говорит мастер.

Вместе с супругой они воспитывают пятерых детей. Эрдни занимается животноводством и передает свое мастерство старшему сыну Церену. Экостоянка готова принимать туристов круглый год. Но основной наплыв гостей бывает весной и ранней осенью. Здесь побывала большая группа из 12 фотографов. Они снимали природу, животных, розовое озеро, барханы. Также в «Степняке» отдыхали йогини из Таганрога и путешественники из других городов России.

«Гостям интересно прикоснуться к природе. Они принимают участие в окотной кампании, стрижке овец, собирают «руно». Самое главное, что привлекает туристов – это бескрайние степи. Жители мегаполисов поражаются красотой закатов и рассветов. Для них это самое незабываемое зрелище», - поделился Эрдни.

Гиляна Мамонова